Вышивание — заразное дело: сначала я заразила свою подругу, а потом она меня, привила мне это заразное дело — игра в цвет и образ.

Рукоделие в моей семье живет издавна: бабушка Маша Савельева еще до войны выучилась шить на курсах кройки и шитья. Часто бывая у нее, любила я играть в цветные лоскутки, ниточки, пуговки и пряжки. В первом классе наш учитель Бирюкова Александра Матвеевна отвела весь класс в Дом пионеров и записала девочек на кружок вязания, а мальчиков - в кружок работы с деревом. Многие из нас до сих пор благодарны своему учителю за такое мудрое решение, потому что в трудные годы мы одевали свои семьи не только в теплые, но и модные вещи, а парни выросли все мастеровые.

Оказавшись в Полеологово, я познакомилась с Василием Кучером, педагогом, мастером-керамистом, замечательным рассказчиком и пропагандистом творчества. Как завороженная, смотрела я на то, как он и его дети пишут картины, как за мазком мазок складываются в красочные сказочные и реалистичные полотна. Цвет околдовывал меня. А вот вывязать так ярко – технология не позволяет.

И вот не помню как, а появился у меня в доме первый набор для вышивания. И пошло – поехало. Появились и натюрморты, и пейзажи. Особенно нравилось шить знаменитые виды: то долина египетских пирамид, то вид на мост через Темзу. Однако во время выставки сгинули мои работы в неизвестном направлении. Поплакав немного, решила за вышивание больше не садиться.

Но кто же знает свою судьбу?!

Подруга моя закадычная, с которой еще в кружке по вязанию познакомилась, как-то купила себе набор и стала шить. А меня зависть берет: она такую красоту в руках держит, а мне цвета не хватает, не выходит из рук моих ничего интересного. На какой-то праздник дарит она мне набор с веселыми котами. Руки стали неуклюжими, маленькие иголочки еле держатся в них, коты выходят тяжело.

Но вот коты вышились, потом ирисы с порхающей над ними стрекозой, еще гладиолусы… но стандартные наборы наскучили, такие вещи каждая может вышить и никакой пользы мне от них нет.

И попалась мне схема «Девочки с персиками» (6 класс «Сочинение-описание») . Набрала ниточек и стала шить. Месяца три крестик к крестику , и Вера Мамонтова стала глядеть на меня, даря радость от того, что открываются секреты Валентина Серова. Потом Юон «Весенний день», Кустодиев «Осень в провинции»…

И увидела я картину Николая Репина «Пушкин в Михайловском». Глаза закрою, а Пушкин все на веранде сидит, ветер листы подхватывает и разметывает по полу и сыпет рыжей листвой… Стала смотреть в Сети, как можно сделать схему по понравившейся картине. Нашла, разобралась, научилась, сделала, вышила, оформила, повесила в кабинете. Потом Высоцкий, потом рыцарь с выразительным взглядом, потом Николай Второй (по картине Б.Кустодиева) – это «Мужские взгляды Варвары Сучковой»: так называлась экспозиция. Были и дамы: «Жанна Самари» О. Ренуара, «Мадонна в кресле» Рафаэля, «Девушка в венке» К.Маковского.

Попадая в мир картины, живешь в нем полностью несколько месяцев: читаешь об авторе, времени, герое, - это мир долго не отпускает. До той поры, пока другой тебя не поработит.

Вышивание — заразное дело!

Made on
Tilda